Вика аки Нар (_narwen) wrote in daily_prophecy,
Вика аки Нар
_narwen
daily_prophecy

Categories:

Ежедневный Пророк статьи за январь 2022


Разъяснения о Alma mater и Selectio naturalis

Меня попросили простыми словами объяснить, как работают правила Alma mater и Selectio naturalis.

Право Alma mater вовсе не так широко и всесильно, как в последнее время обсуждается в обществе.
Что же на самом деле происходит?

Представим, что у студента или сотрудника Хогвартса неприятности с законом. В этом случае декан его факультета или директор Школы (а в случае сотрудника - только директор) могут заявить право Alma mater.
Если неприятности с законом у самого директора, то он решает их, не прибегая к праву Alma mater, ведь директор и есть мост между Хогвартсом и остальным миром, ему не трудно выйти в мир и решить свои проблемы.

Заметим, что сам студент или сотрудник не имеет никакой активной роли в этом процессе. Его согласие не требуется для заявления права, кроме того, он не может заявить это право сам - одним словом, это решение деканов и директора, и никого больше.

Что же это значит - заявить право Alma mater?
Это значит, что после заявления права дача показаний, допросы и разбирательства с этим студентом или сотрудником будут проходить на территории Хогвартса, а заявитель права (поручитель) обязан присутствовать при всех этих событиях. Школа предоставляет следователям место, пятичасовой чай и присутствие поручителя, следователи делают свою работу, учебный процесс, как всегда, происходит параллельно.

В указе директора об Alma mater кроме случаев взаимодействия с ДОМП и Авроратом упомянуты ещё ордена радикалов, но поскольку их деятельность и сама по себе незаконна, отдадим должное тонкому юмору м-ра Огдена и не будем рассматривать эти возможности всерьёз.

Теперь поговорим о праве Selectio naturalis.

По нему Школа должна пропускать сотрудников ДОМП и Аврората к защищённому правом Alma mater, а также поручитель должен способствовать проведению всех опросов и допросов - людям нужно делать свою работу.
Те, кто уже приговорён (к чему-то серьёзному, не за огорчающие поступки) или обвиняется в рецидиве, вне Школы должны присутствовать только в сопровождении поручителя - мало ли что случится. Если это нарушается, значит, защищённый пренебрег поручительством и решил сам взаимодействовать с законом - право перестает его защищать.
Если защищенный правом Alma mater продолжает наживать себе новые неприятности с законом, его поручитель считается соучастником всего совершенного. А если эти новые неприятности - не огорчающие поступки, а что-то серьёзное, то Школа должна обезопасить остальных учеников и передать преступника ДОМПу и Аврорату, ведь явно видно, что поручительство не имело успеха.

ДОМП и Аврорат признают действие Alma mater до тех пор, пока признается право Selectio naturalis.
Уважая джентльменские соглашения, Визенгамот признаёт оба права в балансе.
Пользуясь минуткой на трибуне, скажу также несколько слов о волшебнике, обсуждение судьбы которого - последняя мода, нельзя отставать. Алектус Лейстрендж обратился к Верховному Чародею Визенгамота с просьбой пересмотреть приговор и заново рассмотреть всё, в чём лорда Лейстренджа обвиняют, позволив ему выступить на своем суде.
Эта просьба была удовлетворена, суд над Алектусом Лейстренджем состоится этой весной, конкретную дату Визенгамот сообщит позже.


Мисс Финк-Ноттл
Верховный Чародей Визенгамота




Интервью с Верховным Чародеем Визенгамота

- Начнём с простого: есть вопросы, которые надо задавать каждой девочке. У Вас есть любимчики, фавориты среди студентов?
- Даже не знаю, какой ответ тут можно дать! Как и любому человеку мне кто-то нравится больше, кто-то меньше, с кем-то легче, с кем-то тяжелее. Но как преподаватель я, конечно, стараюсь эту разницу не проявлять.

- Ну это понятно. Давайте хотя бы так: кто лучше всех танцует вальсы в Хогвартсе?
- Насчёт лучше всех не могу сказать, но у меня есть хорошая история про это. На Новогоднем приёме один молодой человек совершенно невоспитанно себя повёл, а потом пригласил меня на очень быстрый вальс и прекрасно его станцевал, - и так всё-таки исправил впечатление.
Вальсы это и разделенная радость, и доверие кавалеру, поэтому сами понимаете, как важно его оправдывать. Кстати, профессор Кэррол прекрасно танцует, хотя, говорят, ни дня этому не учился.

- А как быть приглашённой на бал? Какие есть советы?
- О, тут у меня есть ответ! Я перед своим выпускным балом очень долго ждала, что меня пригласит мальчик, который мне нравился. Готовила платье с подругой, волновалась. А бал всё приближался, и меня никто не приглашал, было очень обидно! И уже перед самым балом подошёл мой очень хороший друг Дедалус Дингл, ставший потом знаменитым колдомедиком, - пригласил меня. Теперь я понимаю, что он отлично видел, что происходит, и понимал, что меня не пригласят, и знал, как я расстраиваюсь... Он даже был с младшего курса и не выпускался тогда, просто решил меня спасти.
Так что главное - чтобы были верные друзья. Это во всём в жизни важно, балы - не исключение.
А про стиль, красоту, обаяние девушки знают точно больше меня, здесь нечего советовать.

- Хорошо, поговорим теперь про Вашу роль феи-крёстной. Сколько у вас крестников - наверное, половина Британии? Каково это - чувство волшебной ответственности?
- По-настоящему каждый волшебник отвечает за себя сам, но конечно, есть всё равно чувство ответственности. Крёстный - тот, кому точно не будет всё равно, что с тобой, он должен давать крестнику всё, что может дать, всё самое важное, - но одновременно должен позволять идти в свою сторону, жить своим. Это сложно, потому что пока крестник ребёнок, ты можешь вкладывать в него очень много, а когда он начинает расти, надо отходить, давать ему место для собственных решений, и ошибок тоже. Продолжать любить, помогать, но только если поймёшь, что просят - словами или не словами. Нужна большая чуткость. Наверное, чтобы быть родителем, она тоже нужна, но у меня нет своих детей, не знаю. Крёстный - это когда ты принимаешь такое родительство сам, добровольно, значит, уже что бы ни случилось, это не порвётся.

- О, тут есть ещё интересный момент: как Вы относитесь к попустительству педагогов? Сейчас многие укоряют за это преподавателей Хогвартса, мол, не защищают студентов.
- Нельзя отнимать у студентов взросление. Они в Хогвартсе потому, что путь волшебника ещё не сформировался, и все мы - факторы его формирования. Как и химера в Запретном Лесу (в который, кстати, строго запрещено ходить!), и упыри на кладбище, и война. Каждому времени свои факторы, но нельзя пеленать студентов и засовывать в колыбельки. Там с ними ничего не случится, но цель Хогвартса как Школы не в спокойствии (в том числе не в спокойствии взрослых, которые поседеют, пока студенты будут расти, рискуя собой). Цель Школы - принять одиннадцатилетнего ребёнка, не понимающего магию, себя и мир, а выпустить волшебника со свободной волей и осознанностью её применять.
Попечительский совет, конечно, со мной вряд ли согласится, и Министерство, но Школа на то и Школа. По-настоящему в Хогвартсе попустительство - это наплевать на вот этот путь каждого студента, не помогать ему раскрыться, или мешать. Вот это для профессора недопустимо.

- Ещё один вопрос к фее-крёстной. Вы говорили, что тёмная магия - это тоже изъян воспитания. Расскажите, что Вы имели в виду?
- Так и есть. Подумайте - например, тревожить покой мёртвых соотечественников, поднимая упырей, или покушаться на чужую волю - разве это по-джентельменски? Воспитанный британец уважает свои и чужие границы. Это элегантно, в конце концов. Тёмная магия - это форма хамства, мне жаль, что часто, особенно волшебники-подростки, видят в этом какую-то браваду и дерзость. Но и магическое, и обычное хамство не красят волшебника, со временем все это чувствуют. Главное, чтобы не успело стать привычкой. От неуважения, эгоцентризма и нечуткости к другим сложно отучаться, а если они уже привели к тёмной магии, то почти невозможно. Поэтому я и повторяю, что хорошее воспитание для волшебника - основа всего, это очень важно.

- Есть ещё Ваша третья сторона, к которой мы хотим обратиться в интервью. С девочкой поговорили, с феей-крёстной тоже, но есть ещё мудрая карга.
- Что, простите?

- Над Хогвартсом сейчас навис аркан Справедливость. Кстати, поздравляю Вас с назначением!
- Спасибо. Я благодарна за поддержку, правда, боюсь, первые же решения, какими бы они ни были, сильно уменьшат число поддерживающих - так всегда бывает.

- А что Вы, кстати, собираетесь делать? Как представляете себе волшебный суд? И, главное, волшебные наказания?
- Волшебный суд - это реакция общества на поступок. Волшебник имеет право делать всё, потому он и волшебник. Но есть законы, границы допустимого по отношению к другим. Любое действие имеет последствия, суд как раз воплощает эту идею. Закономерные последствия совершённых выборов и действий.
Не хочу морализаторствовать, но меня ужасает, какое отношение к правосудию я сейчас вижу. Безнаказанность развращает. Я верю в законы, я много лет посвятила службе правопорядку, а этот принцип - последствий за действия - для меня один из основных в магии вообще. Я чувствую, что это сейчас нужно Британии, и сделаю всё, чтобы это вернулось. Аркан Справедливость - Вы правильно сказали.

- И к чему будете приговаривать?
- Зависит от дел. Есть тяжёлые преступления, есть досадные ошибки и недоразумения - естественно, последствия должны быть разными. Кто-то может быть невиновен, и тогда суд его оправдает. Для меня главное, чтобы суд был, чтобы поступки не падали в никуда.
А конкретные приговоры - есть какие-то меры, прописанные в УК МБ, есть прецеденты. За что-то положены очень суровые меры: клеймение, лишение магии. Есть и другие - одну волшебницу за поступок, имевший очень печальные последствия, приговорили читать гимн Британии каждый раз перед принятием важных решений, чтобы она больше не ошибалась.
Полагаю, вся суть Визенгамота как круга мудрых в том, что общество доверяет им, верит, что они разберутся и найдут наилучший исход, самый правильный.

- Говорят, Вы и сами в новогоднюю ночь натворили дел? Расскажите, что чувствуете, какие новые горизонты восприятия магии открылись?
- Мне не хотелось бы в таком тоне об этом говорить. Но да - и опыт умирания, и опыт убийства сильно меняют волшебника.  Правда - не знаю, что Вам сказать. Из простых вещей - есть последствия, как я говорила, домповцы берут показания, будет суд. Это очень хорошо, чем бы ни кончилось, хорошо, что в никуда ничто не пропадает.
Из сложного - не всякий опыт легко переварить, сильные встряски сильно меняют, но это варка внутри волшебника, её ни с кем не разделить, даже с близкими. Ты один на один с собой новым, и надо научиться жить, не закрывая глаза ни на что, интегрировав, заново слиться с собой. Знаете, когда разум говорит “не может быть”, - а уже есть. И надо опять свести всё в целое: свои представления о себе, травмирующие воспоминания, отношения с другими людьми, боль, в конце концов.
Это делать мучительно, но надо. Я, кстати, думаю, что и для этого ещё нужен суд - реакция общества не даёт закрыть что-то в кладовке внутри себя и заставляет туда заглядывать, переживать. Трудно, но полезно, и только так можно двигаться дальше.
Вот же, не собиралась отвечать, а столько всего наговорила.

- Спасибо Вам большое, желаем удачи на новом посту и до встречи в Хогвартсе!
- Спасибо, и Вам до свидания.



Примус Уизли и мисс Финк-Ноттл играют в Плюй-Камни




Интервью с главным редактором газеты “Ежедневный Пророк”

- Добрый день, мистер Уизли. Говорят, Вы умирали?
- Было пару раз.

- Так много?
- Не рекорд, у некоторых бывало и больше. Но это не те достижения, к которым стоит стремиться.

- И каково это, вернуться с того света?
- Попробуйте - узнаете. Но в целом приятного мало.

- Так зачем Вы это сделали?
- Не уверен, что у меня был выбор. Наверно, что-то я в этом мире сильно не доделал.

- То есть считаете, оно того стоило.
- Если учесть, что в последний раз я отмокал примерно 16 лет, очень на то надеюсь.

- А где, если не секрет?
- Преимущественно в Австралии. Очень, знаете ли, жарко.

- Вернулись - и сразу на коня, то есть в газету?
- По мне так это лучший способ познать окружающее.

- Или заявить об амбициях.
- Как знать.

- Я к тому, что Вы с места в карьер начали критиковать правительство. Сразу перешли в оппозицию?
- Всё сложнее. Я не могу стоять в строгой оппозиции чему-либо ровно потому, что мир изменился, и я, как ни прискорбно, в нём пока чужой. Прежние критерии устарели, новые не выработаны. Разумеется, есть вечные вещи, насчёт которых всегда есть кому щелкнуть по носу.

- Например?
- Например когда студенты Хогвартса творят непотребства в Хогсмиде, а Хогвартс считает это своим внутренним делом. Аврорат, разумеется, пытается в этом разобраться, наталкивается на Alma mater, и радости для прессы нет конца.

- Или, например, Тёмный трон.
- Как мне помнится, это не самое уютное седалище. Те, кто стоял рядом и отгонял претендентов, жили много дольше и спокойнее, чем те, кто таки дорвался и воссел.

- То есть Вы новых мракоборческих организаций собирать не планируете.
- Я в них и раньше заметен не был. В любом случае, пока глобальной опасности я не вижу.

- А непростительные заклятия, массово кастуемые школьниками?
- Ох Мерлин! Во все времена круциатус использовался как метод воспитания аристократии. Ещё 30 лет назад империус использовался слизеринцами как верный способ послать первоклашку за забытой книгой.
Понятно, времена меняются. Непростительные заклятия вне закона. Известная реакция на геройства банды Воландеморта и Малфоя. Но катастрофы я не вижу. Вопрос то в целях.

- То есть во владении непростительными заклятиями Вы плохого не видите?
- Как красная тряпка они на меня не действуют, это точно. В отличие от некоторых мракоборцев. Но закон есть закон. И да, я сам к этих вещей не касался и не планирую.

- Мне показалось, новый УК Вас не обрадовал.
- Скажем так, там много странного. Например, авада кедавра. Очевидно, по факту владения этим заклинанием уже можно смело сажать за убийство при неясных обстоятельствах, а после допроса под веритасерумом - за конкретное убийство. Но новый УК, как и прежние, это не допускает. Но там не только это неприятно.

- Что ещё?
- Цензура. В наше время достоверность сведений - категория туманная и переменчивая, обидчивость магов всегда была на запредельном уровне. И чем больше у мага веерных ультим и баллов за зельеварение, тем он, бывает, обидчивее. Так что почти любой материал в газете, если это не указ Министра, может обернуться или тюрьмой, или дуэлью, а то и тем, и другим.

- Но Вас это не остановит?
- Не остановит. В своих публикациях я руковожусь благом общества, как я его понимаю, а если какой-то конкретный член общества имеет другое мнение, это его проблемы. Ну или мои, но с ними я буду разбираться как-нибудь потом.
С любовью к своим читателям,
мисс Феррерс

Персиваль Уизли
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments